Депутаты намерены вернуть аптекам право изготавливать зарегистрированные в России ЛС — рассуждаем, нужно ли это отрасли.

24 сентября в Госдуму РФ был внесен очередной законопроект на лекарственную тему. На этот раз депутаты обратились к теме аптечного (экстемпорального) изготовления и предложили внести изменение в статью 56 Закона «Об обращении лекарственных средств» № 61‑ФЗ под названием «Изготовление и отпуск лекарственных препаратов». Законопроект очень краткий и предполагает изменить всего лишь одну норму. Ниже мы о ней расскажем, и в этом нам поможет эксперт по фармацевтическому законодательству, соавтор НАП, исполнительный директор Союза «Национальная фармацевтическая палата» Елена Неволина. Но перед этим скажем несколько слов о том, в каком состоянии находится аптечное изготовление сейчас и как оно было устроено раньше.

Век ГЛС

Как только заходит разговор на тему аптечного изготовления, память уносит многих профессионалов фармотрасли в Советский Союз. Вот, мол, это было время расцвета аптечных рецептурно-производственных отделов, которые были завалены работой по изготовлению прописей, проверке их качества и т. д. В эти отделы распределялась или шла иным образом значительная часть выпускников фармучилищ, а также многие выпускники фармвузов (чаще всего в качестве провизоров-аналитиков).

Надо сказать, что и за рубежом, особенно в Европе, аптечное изготовление было тогда значительно более развито, чем сейчас. Поклонники французского кино наверно вспомнят, что мать Алена Делона Эдит Арнольд была препаратрисой, то есть имела фармацевтическое образование и готовила лекарства по прописям в специальной рецептурно-производственной аптеке одного из районов Парижа.

Однако потом на рынке произошли существенные изменения и распространение аптечного производства существенно сократилось, причем как в нашей стране, так и за рубежом. Наступил «век ГЛС» — в аптечном ассортименте безраздельно царят готовые лекарственные формы и средства.

За годы, прошедшие с тех пор, можно выделить по меньшей мере три существенных упущения. Во-первых, потеря специалистов — как технологов, так и аналитиков. Повсеместное закрытие рецептурно-производственных отделов привело к тому, что старые опытные кадры оказались не востребованы и в значительной мере деквалифицировались, а новые перестали появляться в желаемом количестве и с должным уровнем подготовки.

Второй фактор можно условно обозначить как «дефицит субстанций» — не из чего готовить даже те лекарственные прописи, которые всё еще приносят на рецептах и клочках бумаги в сохранившиеся рецептурно-производственные отделы. Эта острая нехватка возникла по разным причинам, в том числе экономическим. Ведь организовать и содержать аптечное изготовление гораздо сложнее и накладнее, чем работать с готовым ассортиментом.

Третий фактор — излишние законодательные ограничения. На них — точнее, на одно конкретное ограничение — и направлен законопроект, который мы сегодня изучаем.

Сравнение нормы: сейчас и после

В свое время законодатель позаботился о том, чтобы защитить владельцев/держателей регистрационных удостоверений лекарственного препарата. С этой целью в пункт 2 статьи 56 Закона «Об обращении лекарственных средств», состоящий из двух предложений, был включен фрагмент, который выделен в левом столбце курсивом.

Нынешняя редакция п. 2 ст. 56 Закона «Об обращении лекарственных средств»

Редакция п. 2 ст. 56 Закона «Об обращении лекарственных средств», предлагаемая законопроектом

При изготовлении лекарственных препаратов аптечными организациями, ветеринарными аптечными организациями, индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность, используются фармацевтические субстанции, включенные соответственно в государственный реестр лекарственных средств для медицинского применения и государственный реестр лекарственных средств для ветеринарного применения в установленном порядке. Не допускается изготовление аптечными организациями, ветеринарными аптечными организациями, индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность, лекарственных препаратов, зарегистрированных в РФ.

При изготовлении лекарственных препаратов аптечными организациями, ветеринарными аптечными организациями, индивидуальными предпринимателями, имеющими лицензию на фармацевтическую деятельность, используются лекарственные средства, включенные соответственно в государственный реестр лекарственных средств для медицинского применения и государственный реестр лекарственных средств для ветеринарного применения в установленном порядке.

На Енисее и Курилах

Всё бы хорошо, да только эта забота обернулась определёнными проблемами. Ведь изготовление лекарственных препаратов, которые выпускаются также и в фармацевтической промышленности, составляло важную часть аптечного изготовления.

Елена Неволина считает, что запрет изготовления аптечными организациями зарегистрированных в нашей стране лекарственных препаратов сильно тормозит развитие этой сферы фармдеятельности. Она приводит следующий пример: «В РФ зарегистрированы разные объемы раствора хлоргексидина. Это довольно простой препарат, водный раствор; его изготовление при наличии должных профессиональных навыков не представляет сложности. Но аптечные организации не имеют права это делать из‑за запрета, содержащегося в нынешней редакции пункта 2 статьи 56 Закона «Об обращении лекарственных средств».

Представьте себе, продолжает Елена Неволина, отдаленный район, в который из‑за погодных условий и/или иных обстоятельств, непреодолимых на конкретный момент времени, невозможно проехать на машине или добраться воздухом. Принимая любые правовые нормы, необходимо помнить специфику нашей необъятной страны. «У нас во многих местах за Енисеем расстояние измеряют не в километрах, а в часах», — замечает Елена Неволина, добавляя, что из‑за перебоев в снабжении таким простыми препаратами, как раствор перекиси водорода, раствор хлоргексидина биглюконата и т. д., в отдаленных лечебных учреждениях приходится останавливать или корректировать лечебный процесс. «А готовить их в местных аптеках нельзя, потому что есть прямой запрет в статье 56 нашего ключевого закона», — с сожалением констатирует эксперт.

Другой пример, который приводит Елена Неволина, еще более показателен. Курильские острова, недавно открывшаяся современная, хорошо оснащенная больница. Там, как известно, большую часть года пасмурно (до 9 месяцев в году и более), очень часто объявляется режим нелетной погоды, в течение которого лечебные учреждения не могут получить вовремя даже банальный раствор йода или изотонический раствор, который местная аптека могла бы легко приготовить, обеспечив его качество, если бы имела на это право. Но она не имеет такого права, ведь и эти простейшие препараты также зарегистрированы в Государственном реестре лекарственных средств.

Законопроект как раз и предлагает расстаться с запретительной нормой. В правом столбце таблицы вы можете ознакомиться с новой (если законопроект вступит в силу) редакцией пункта 2 статьи 56 Закона № 61‑ФЗ и сравнить ее с предыдущей. Дело, как видите, заключается в удалении из пока еще действующей редакции второго предложения, выделенного курсивом.

Одна шестнадцатая таблетки

Одной из терапевтических сфер, более всего страдающих от кризиса аптечного производства, является педиатрия. Специфика этой сферы состоит в необходимости гораздо более гибкого подхода к определению дозировок лекарственных препаратов с учетом массы тела, возраста, других индивидуальных особенностей маленького пациента. Фармацевтической промышленности трудно соответствовать требуемому в педиатрии разнообразию терапевтических схем и их вариаций. Аптечное изготовление уже благодаря своему более гибкому подходу имеет здесь преимущество, и это преимущество заключается в способности в большей степени соответствовать конкретной схеме лечения.

«Если врач, согласно тому или иному стандарту лечения, предписывает маме дать ребенку 1/16 таблетки препарата, то возникает вопрос, каким образом мама в домашних условиях ее разделит», — комментирует тему Елена Неволина и добавляет, что новая редакция пункта 2 статьи 56 Закона «Об обращении ЛС» является большим шагом в направлении решения этой серьезной для педиатрии проблемы, потому что, по ее словам, «будет разрешено готовить из зарегистрированных лекарственных средств, тогда как сейчас разрешено готовить из зарегистрированных фармацевтических субстанций».

Мал золотник, но важен

Итак, подытожим. Законопроект позволит снять один из самых существенных барьеров, мешающих развитию аптечного изготовления. Положительные последствия принятия законопроекта ожидаются в сфере оптимизации «детских прописей» и улучшения лекарственного обеспечения отдаленных территорий за счет значительного расширения экстемпоральной рецептуры.

Но дело не только в этом. Нельзя забывать и об экономическом факторе. Действующее пока еще ограничение вдвойне вредно для аптечного звена фармотрасли, точнее, тех его сегментов, в которых еще сохранились рецептурно-производственные отделы. Определенным образом сужая «ассортиментные» возможности, оно сокращает возможную выручку от деятельности этих отделов.

Понятно, что такое направление фармдеятельности, как изготовление лекарств в аптечных организациях (кстати, как и реализация препаратов перечня ЖНВЛП) всегда будет балансировать на грани с нулевой прибыльностью или убыточностью. Золотых россыпей владельцам оно никогда не принесет. Но чтобы оно не было убыточным, а хотя бы малоприбыльным, необходимо дать рецептурно-производственным отделам возможность иметь достаточные для этого объемы работы — то есть достаточное количество рецептурных заказов. С запретом, пока еще имеющимся в пункте 2 статьи 56 Закона № 61‑ФЗ, этого достичь почти невозможно.

Понятно, что предлагаемый законопроект — единичная мера. Для поднятия аптечного производства на должный уровень, возможно, нужна комплексная программа его развития, первыми пунктами которой должны стать кадровые вопросы и тема компенсаций аптечным учреждениям, берущим на себя недоходное социальное бремя изготовления лекарств. Разработка такой программы весьма желательна, но в нынешних условиях непомерного увеличения разного рода нагрузок и отягощений фармотрасли кажется маловероятной. «Мечты, конечно, сбываются, но далеко не всегда. Хотя бы не мешали тому, что есть», — подытоживает положение дел Елена Неволина.

К этому пожеланию можно присоединиться — тем более что нечасто у нас появляются законодательные инициативы, открывающие какие‑то возможности и перспективы, пусть и для небольшого числа организаций отрасли.

 

 

 


 

29 сентября 2019 г. был принят Федеральный закон №325–ФЗ "О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации". Документ запрещает применение специальных налоговых режимов — ЕНВД и ПСН — для организаций, ведущих розничную торговлю промаркированной продукцией. 

То есть и для аптечных организаций, отпускающих лекарственные препараты, — с 1 января 2020 г. медикаменты подлежат обязательной маркировке.
Времени адаптироваться к новым "правилам игры" очень мало.
Каковы будут результаты такой адаптации? Ведь аптечный бизнес, несмотря на постоянные утверждения о его доходности, подистощился в результате массированных регуляторных директив.
И ждет ли нас "лекарственный апокалипсис"?

БЛАГИМИ НАМЕРЕНИЯМИ…

У каждой реформы, даже самой неэффективной, всегда заявлена своя конструктивная цель. В случае с отменой ЕНВД и патентной системы налогообложения цель эта — буквально "на поверхности". Борьба с уклонением от уплаты налогов в сотнях ИП и ООО у крупных федеральных дискаунтеров.  Для аптечного сообщества это давно уже секрет Полишинеля. Игрок из верхних строчек рейтинга пользуется налоговыми преимуществами, предназначенными для малого и среднего бизнеса. И успешно одерживает победы в своих ценовых войнах. В роли побежденных — малые и средние  сети, единичные аптеки. Уже сейчас эксперты прогнозируют уничтожение малого и среднего аптечного бизнеса.

Предполагается, что запрет на патент и ЕНВД пресечет аптечные ценовые войны, цены устоятся, но в результате монополизации рынка крупными игроками, лишенными налоговых льгот, вряд ли будут доступными.

 "ПОБЕДИЛИ" ВОРОБЬЕВ  — ПОГИБЛИ ОТ ГОЛОДА

Ситуация с отменой специальных налоговых режимов напоминает трагическое событие 60–летней давности. В 1958 г. в Китае началась "Воробьиная война". Птицу объявили главным врагом урожая — по подсчетам местного НИИ зоологии, воробьи за год съедали столько зерна, что его хватило бы прокормить 35 млн человек.

За полгода с небольшим было истреблено почти два миллиарда воробьев. Справиться с "вредителями" было нетрудно: воробей не может находиться в воздухе больше 15 мин. — достаточно лишь не давать ему приземлиться. Через положенные четверть часа "враг урожая" погибнет от разрыва сердца и камнем свалится на землю. Горами таких "трофеев" — высотой в несколько метров — день за днем хвастались китайские крестьяне и горожане.

Урожай в тот год казался хорошим. Но воспользоваться им не удалось: на полях с космической скоростью расплодилась саранча. От голода погибли десятки миллионов человек. Чтобы остановить катастрофу, Китай в срочном порядке стал завозить воробьев из СССР и Канады...

Резкие перемены в налогообложении рискуют обернуться примерно тем же. И не только для аптечного бизнеса, но и для здравоохранения в целом. Ведь в результате недавних преобразований «запас прочности» многих аптечных организаций приблизился к жизнестойкости воробья.

Что же "съело" резервы аптек в преддверии отмены ЕНВД?

НАЛОГОВОЕ БРЕМЯ. И НЕ ТОЛЬКО

Запрет на специальные налоговые режимы — не единственная мера, ужесточающая налогообложение аптечной организации. Эксперты нашей Темы номера заметили целую систему ухудшений:

  • увеличился НДС;
  • изменились (опять же в большую сторону) отчисления в фонды. В частности, в Пенсионный;
  • по-новому рассчитывается земельный налог. Произошел переход с кадастровой стоимости на рыночную и в результате взлетела арендная плата за земельные участки. Что особенно важно для аптек в небольших населенных пунктах;
  • не стоит забывать и о косвенных увеличениях налоговой нагрузки. А это онлайн–кассы, ОФД, фискальные накопители. В некоторых малых сетях затраты на закупку кассовой ленты составляют 30 тыс. руб. на предприятие. В месяц.

Еще часть неожиданных расходных статей к налогам вроде бы не относится. Так, например, солидных финансов требуют разработка и размещение в аптеках антитеррористических паспортов, замечает Раиса Лебедь, собственник аптечной сети "Доктор Пилюлькин" из Краснодарского края. Один такой паспорт обходится фармацевтическому учреждению... в 40 тыс. руб. Наличие документа уже стало предметом проверок контролирующих органов.

Следующий момент — наличие паспорта отходов. И, разумеется, аптечные затраты на обязательную маркировку.

СКАНЕРЫ НА МИЛЛИОНА

Как обращает внимание Татьяна Коваленко, генеральный директор аптечной сети "Фармакон" из г. Раменское: "Никто не учитывает тех затрат, которые произвели аптечные учреждения в уходящем году. С высокой трибуны было сказано, что расходы для подготовки розничных предприятий к системе маркировки будут мизерными. А что же на самом деле?

Мы вынуждены были модернизировать компьютерный парк. Заменить сканеры. И приобрести их дополнительно для организации рабочих мест по приемке маркированного товара. Кроме этого, будем платить за прошивку ККМ, за адаптацию программного обеспечения. Использовать УСН наша сеть не сможет...".

"Введение маркировки очень сильно ударит по карману через опосредованные расходы, — предупреждает Александр Миронов, генеральный директор аптечной сети «Аптека Фарма» из Рязани. — Увеличение времени на приемку — что выразится в росте расходов на данный процесс. Вероятное увеличение стоков, смотря какая часть продукции будет идти с программными ошибками и должна будет «отлеживаться» в ожидании акцепта… Одних сканеров сейчас закупается почти на миллион рублей".

Быть может, аптечных учреждений на ЕНВД не так уж и много? А тем, которые оказывают фармацевтическую помощь жителям небольших поселков, полагаются льготы или субсидии?

О такой возможности пока ни слова. Что же касается "малочисленности малых аптечных организаций"...

ВЗГЛЯД ИЗ РЕГИОНА. НЕ САМОГО ДАЛЬНЕГО

В аптечных ассоциациях нередко говорят: ЕНВД — основной налоговый режим для аптек в регионах. А точнее, их спасение. Корреспондент МА попробовал проверить это и в дни подготовки номера посетил один из городов не самого ближнего Подмосковья. Чуть меньше двух часов дороги, и вот уже на вокзале встречают первые аптеки. Вслед за брендом известного дискаунтера журналист видит в окрестностях три классических аптеки. Судя по чекам, все они работают в режиме ЕНВД. В трех удаленных микрорайонах у аптечных организаций тот же налоговый режим. Несмотря на то, что для многих посетителей они остаются единственным источником фармацевтической помощи...

Маленькая аптека в новостройке использует патентную систему налогообложения. Аптека в небольшом, но активно посещаемом торговом комплексе, — снова ЕНВД. Аптека рядом с отделением банка и старыми жилыми домами — опять же ЕНВД. И лишь аптека на главной городской улице имеет чек с указанием: "УСН доход–расход". В двух минутах ходьбы от нее разместились "ГорЗдрав" и "Ригла". Если же пройти 5 мин. вперед — вас встретят еще несколько федеральных дискаунтеров.

Что в итоге?

Если не считать аптек под брендами ТОР–10 и ТОР–20, то из 10 аптечных учреждений, найденных в городке, 8 применяют ЕНВД. Еще на одной несетевой (по словам жителей, проработавшей много лет и, судя по вывеске, круглосуточной) висит объявление: "Закрыто". О плохом местоположении сказать трудно: первый этаж девятиэтажного жилого здания, рядом — несколько магазинов и автобусная остановка... По всей вероятности, решающим оказалось все же недавнее соседство с двумя "ГорЗдравами" (один — напротив, через дорогу, второй рядом). А ведь до отмены специальных налоговых режимов еще два месяца.

Трудно сказать, что и у остальных аптек, которые успел посетить корреспондент, плохое местоположение.

А вот УСН у маленькой аптеки на главной улице вызывает вопрос: что, если ограничение выручки — результат наличия буквально в шаговой доступности двух федеральных дискаунтеров? И в ближайшее время ее тоже ждет судьба коллег, однажды оказавшихся между двух "ценовиков"?

Точечное наблюдение журналиста может служить иллюстрацией к опросу, проведенному АСНА. По данным этого опроса, сегодня в системе ЕНВД работают 40% всех аптечных организаций, причем в некоторых регионах доля таких аптек может достигать 50%. Патентную же систему налогообложения используют около 1% аптечных учреждений.

"ПЕРЕСТРОЙКА"  В НОВОГОДНЮЮ НОЧЬ

Напомним, Федеральный закон №325–ФЗ, запрещающий аптечным организациям специальные налоговые режимы ЕНВД и ПСН, связывает этот запрет с маркировкой лекарственных средств. Иными словами, как только в новогоднюю ночь куранты возвестят начало 2020-го, аптеки утратят право на свое привычное налогообложение. Отсюда несколько «технических» вопросов.

И первый — как быть с запасами лекарств, которые имеются у каждой аптеки?

"На 1 января 2020 г. у аптечных организаций останется довольно большой остаток товара, закупленный в период ЕНВД. Уменьшить его невозможно: выполняя свою социальную функцию, аптека должна иметь минимальный ассортимент. При этом платить за товар в 2020 г. придется уже по другой системе налогообложения, которая приведет к увеличению расходов на налоги в разы", — предупреждает исполнительный директор СРО "Ассоциация независимых аптек" Виктория Преснякова.

Переходного периода аптекам никто не предоставляет — смена налогового режима, по букве закона, ожидается весьма стремительная. В результате за первый квартал будущего года аптечное учреждение рискует столкнуться с такой нехваткой финансов, что возможно даже банкротство. И объявление на двери: «Аптека закрыта».

Следующий вопрос — что делать с оборудованием?

"На ЕНВД все приобретали фискальные накопители на 36 месяцев за 13 тыс. руб. на одну кассу, — объясняет Акоп Варпетян, директор по развитию аптечной сети "36,6–Здоровье" из Твери. — При переходе на УСН нужны накопители на 18 месяцев (которые примерно стояли 9 тыс.). А при переходе на ОСН — на 13 месяцев (по цене 7 тыс.). То есть получается, мы оплатили почти в 2 раза больше, а воспользовались в 2 раза меньше. Кто покроет наши убытки?
Думаю, никто".

И это еще не все. "При переходе на новый налоговый режим аптека должна совершить еще ряд действий. А именно: приобрести новые фискальные накопители (под вид налогообложения), перерегистрировать кассы в ФНС и перенастроить кассы и ПО. Сам же переход происходит с 31 декабря на 1 января, — обращает внимание Акоп Варпетян. — То есть предполагается, что ИТ-департаменты будут сидеть и перенастраивать это все? Или закрыть аптеки на пару дней или недель?"

ПОЛТОРА ГОДА ДЛЯ НАЛОГОВОГО ПЕРЕХОДА

Среди экспертов Темы номера есть владелец аптечной организации, уже пережившей переход на ОСН. Правда, в еще докризисном 2011 г. Своим опытом изменения режима налогообложения поделился Юрий Слепов, собственник аптечной сети"«Здоровье" из Усть–Лабинска.

От постановки задачи до ее решения прошло полтора года. Полтора года усиленной работы. И активных решений кадрового вопроса. Новые квалифицированные специалисты понадобились по нескольким направлениям сразу.

Необходимо было найти бухгалтеров, способных справиться с работой в общей системе налогообложения. Потребовалось новое программное обеспечение и, как следствие, программисты, разбирающиеся в новых вопросах. Затем аптечное предприятие посетил аудитор. Он указал недостатки, возможные налоговые угрозы...

Начался новый этап: работа над ошибками. И только выполнив эту задачу и приобретя уверенность в своих силах, аптечная организация смогла перейти на ОСН де–юре. "Тогда не было такой гонки, как сейчас, — вспоминает Юрий. — И все равно было непросто".

"Что делать сейчас малым аптечным организациям? Отвечу известной цитатой: учиться, учиться и учиться, — с долей иронии замечает Игорь Богдашин, независимый эксперт аптечного рынка. — Придется достаточно быстро постигать все тонкости меняющегося управления и бухгалтерского учета". Парадокс в том, что качественное обучение редко когда сочетается с ограниченным временем.

А КАК ЖЕ КОНСТИТУЦИЯ?

"Все изменения должны быть разумными и продуманными — будь то маркировка или изменения налоговой нагрузки, например, — комментирует Акоп Варпетян. — Считаю, что на 2020 год нужно оставить ЕНВД и дать этот год на реальный, понятный и грамотный переход на другие системы налогообложения. Также считаю, что маркировку можно запустить, но только в тестовом режиме, и весь 20-й год ее тестировать. К ней почти никто не готов. Как бы громко ни говорили с трибун. Мы общаемся с большим количеством коллег и боимся того коллапса, который может произойти с большой долей вероятности".

Всего лишь год — даже не полтора, действительно необходимых, чтобы разобраться в ситуации и путем усиленных тренировок предотвратить возможные ошибки в новом режиме работы. Неужели аптеке будет отказано и в этом?

Тем более что посвященная ЕНВД глава 26.3 Налогового кодекса и так действует до первого января. Только не 2020 г., а 2021-го.

Как замечает преподаватель из Новосибирского государственного медицинского университета, наш эксперт Маргарита Шилова, досрочная отмена ЕНВД для ряда категорий налогоплательщиков приведет к нарушению их конституционных прав.

НАЛОГОВЫЕ ПЕРЕМЕНЫ И "ЦЕПНАЯ РЕАКЦИЯ"

Отмена ЕНВД для ряда аптек обернется, прежде всего, кадровой проблемой, предостерегает Сергей Еськин, директор маркетингового союза "Созвездие". Нужно ли обострять то, что и так в стадии обострения, — вопрос открытый.

Однако аптекам придется действовать в предложенных обстоятельствах. С какими вызовами (помимо тех, о которых рассказано выше) столкнутся учреждения фармацевтической помощи?

Сумма налога при переходе на общее налогообложение вырастет минимум в 6 раз — прогноз от Раисы Лебедь. Отсюда вполне закономерное снижение рентабельности аптечных пунктов там, где население меньше двух тысяч человек. Прямо в десятку по территориальной доступности лекарства!

Предположим, что наша аптека — в более крупном населенном пункте. Тогда ей придется увеличивать штат бухгалтерских работников. Задача поиска квалифицированных кадров будет не такой уж простой.

На смену вопросу, как найти специалистов, придет следующий: где найти для них зарплату? Делать нечего, придется поднимать наценку на все группы ассортимента, где она не регулируется. И то не факт, что мероприятие приведет к желаемым результатам.

"Предположу, что в целом изменений в ценах мы можем и не увидеть. Как минимум — на маркерных позициях. Там, где наш уважаемый покупатель знает уровень цен, — объясняет Сергей Еськин. — Препараты, относящиеся к перечню ЖНВЛП, также вряд ли подвергнутся существенной корректировке в ценообразовании.

Повышение наценки при снижении оборачиваемости товара может привести к негативным последствиям — потере трафика и формированию еще большего минуса». Что же тогда?

«Запускается «цепная реакция»: меньше собственных средств — меньше аптечный ассортимент. Меньше ассортимент — меньше товарооборот (пациент может не прийти второй раз в аптеку, где не оказалось необходимого ему лекарства). Меньше товарооборот — меньше выручка. И, как следствие — снижение зарплаты фармацевтических специалистов, — комментирует ситуацию Раиса Лебедь. — А людям нужно выжить! В результате — отток квалифицированных кадров и закрытие аптек. Из–за ужесточения конкуренции малые аптеки, а затем и малые сети, не способные противостоять напору этой борьбы, будут закрываться... Что и происходит повсеместно. Уже сейчас". Не дожидаясь отмены ЕНВД и патентной системы налогообложения.

МЕНЬШЕ АПТЕК, МЕНЬШЕ ЛЕКАРСТВ, МЕНЬШЕ НАЛОГОВ

Изменения аптечного налогообложения многие считают сугубо аптечной проблемой. Пожалуй, вне фармацевтической розницы только дистрибуторы понимают, во что могут вылиться последствия отмены ЕНВД. И то те, которые не развивают собственные аптечные сервисы, способные уже сейчас вытеснить действующую аптеку...

"Есть опасения, что многие не до конца понимают, в какие траты выльется этот переход, и какие риски, связанные с непониманием тонкостей процессов, они получают, — замечает Александр Миронов. — В целом скажется это так: многие небольшие сети или одиночные аптеки доживают последние год-два... А если учесть, что стоимость аптечного бизнеса и так была невелика, то сейчас она стремится к отметке "возьмите за долги". Нас ждет сильнейшая консолидация отрасли в сегменте ТОР–200. И, к сожалению, расплатится за это покупатель-пациент. Как с точки зрения снижения конкуренции, так и с точки зрения перекладывания на его плечи возросшей фискальной нагрузки".

По данным опроса АСНА, из–за отмены ЕНВД и патентной системы налогообложения региональные аптечные сети могут уменьшиться на 20–30%. Выжить за счет наценки можно будет не всегда. Пациент, к сожалению, начнет расплачиваться не только дополнительным рублем, но и невозможностью получить необходимое лекарство. Ассортимент аптек будет оптимизироваться, чтобы сократить расходы. И первыми под сокращение пойдут «проблемные» препараты, например, наркосодержащие и психотропные препараты, и недорогие лекарства.

Результат налоговой реформы может получиться «с точностью до наоборот» — это уже тревогу за существование всех членов ААУ "СоюзФарма" выражает ее новый исполнительный директор Мария Литвинова, — объемы налоговых поступлений из аптечной розницы рискуют уменьшиться. И не так, чтобы незначительно. Ведь именно специальные налоговые режимы в меньшей степени привязаны к доходу аптеки. И помогают ей исправно платить налоги даже тогда, когда с рентабельностью "не очень".

ЧТО ДЕЛАТЬ? ДАТЬ ПЕРЕДЫШКУ!

После отмены ЕНВД и ПСН единственным шансом для небольшой аптеки могут оказаться маркетинговые ассоциации, комментирует Дмитрий Штурманов, коммерческий директор аптечной сети "Домашний доктор" из Иваново. Но и этого «спасательного средства» может оказаться недостаточно.

Возможно, избежать «лекарственного апокалипсиса» (и это, к сожалению, не преувеличение) помогут лишь решительные регуляторные шаги. И они должны быть еще стремительнее, чем запрет на специальные налоговые режимы.

"Введение онлайн–касс, маркировки лекарств, постоянно меняющееся законодательство — все это уже повлияло и продолжает влиять на аптечную рентабельность. К сожалению, отрицательно. И отмена ЕНВД — следующая капля... — с горечью замечает Дмитрий Штурманов. — Фармацевтической помощи сейчас как воздух необходимо понимание государством такого факта: малый и крупный бизнес не могут развиваться в одинаковых налоговых и законодательных условиях".

Ведь у крупного бизнеса — колоссальные преимущества. И огромные возможности вести ценовую войну, длительное время накапливая убытки. Малому же бизнесу помогают «держаться на плаву» как раз льготные режимы налогообложения.

"В нынешней ситуации нужно введение количественного ограничения на размер сети (как, например, в Турции, где сетевой аптечный ритейл запрещен), — продолжает эксперт из Иваново — Нужно освобождение от необходимости использования онлайн-касс и оборудования для маркировки лекарств. Уменьшение количества проверок со стороны различных инстанций... Жизненно важно дать передышку малому аптечному бизнесу. Передышку от постоянных нововведений".

А ЕСЛИ ОТТОЛКНУТЬСЯ ОТ ЦЕЛЕЙ АПТЕЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ?

Решить вопрос с арендой земельных участков аптечными организациями. Поддержать аптечные учреждения в малонаселенных и труднодоступных районах. Запретить ценовой демпинг. Заняться созданием нормальной конкурентной среды, а не торговой войной. Вот лишь неполный список мер, которые считают необходимым наши эксперты.

И главное —  больше предсказуемости! Представьте, как пойдет шахматная партия, если прямо в процессе игры изменятся ее правила, и возможности фигур станут совершенно иными?

Все это говорит об одном — сегодня не сформирована единая система фармацевтической помощи и поддержки учреждений, ее оказывающих. Аптечные организации — как будто «сами по себе». И как будто не принадлежат ни одной из важнейших государственных систем. И даже план Минэкономразвития, ответственный за снижение административных барьеров для бизнеса, почему-то не в силах помочь фармации.

"Мне кажется, что, если речь идет о создании климата для бизнеса, — он не должен быть экстремальным. Давайте отталкиваться от целей аптечного сообщества, — призывает Сергей Еськин. — А это оказание качественной фармацевтической помощи как неотъемлемого компонента в решении задач по улучшению качества жизни наших граждан и ее продолжительности. Оказывая помощь населению, должна ли аптека в это время думать о своем выживании? Думать, как выстоять, как найти ресурсы, чтобы заплатить зарплату вовремя, оплатить налоги, принять участие в благотворительных акциях?! Напомню, что важной составляющей для всех фармацевтических специалистов является непрерывное совершенствование знаний, обучение.

Чтобы создать адекватные условия для развития бизнеса, необходимо погрузиться в этот самый бизнес с головой и не делать поспешных выводов. Вообще, должна появиться сама по себе такая задача: создание необходимого и достаточного комплекса мер для поддержки и развития аптечной розницы".

Пожалуй, добавить нечего. Остается надеяться, что в очередной раз аптечная розница приспособится, прогнется, не сломавшись, в условиях отсутствия поддержки государства.

Екатерина Алтайская

 

 

 

 


 

Заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья Николай Говорин («Единая Россия») заявил о необходимости введения серьезного государственного контроля за торговлей биологически активными добавками (БАД). Об этом он сообщил Агентству городских новостей «Москва», комментируя общественную петицию с предложением ввести запрет на продажу БАДов в аптеках и торговать ими в магазинах.

«Что касается БАДов, здесь нужен серьезный государственный контроль, будь то продажа БАДов в аптеке. И я думаю, что инициатива (про петицию - прим. Агентства «Москва») обусловлена тем, что в настоящее время готов проект о маркировке лекарственных препаратов, и, естественно, аптеки находятся в трудном положении. И в этой ситуации идет перемещение этого рынка в обычную магазинную сеть. Но это непринципиально, по большому счету. Важно, чтобы в конечном счете то, что поставляется на прилавки, должно быть предметом контроля со стороны государства», - сказал Н.Говорин.

На сайте «Российская общественная инициатива» идет голосование в поддержку предложения о введении запрета на торговлю БАДами в аптеках с лекарственными средствами. Авторы инициативы считают, что БАДы составляют конкуренцию обычным лекарственным средствам, их продажа носить идею исключительной экономической выгоды, а не лечения здоровья человека.

 

 

 


 

Сети начали тестировать доставку препаратов.

После неудачной попытки крупных аптечных сетей добиться от прокуратуры Москвы блокировки Ozon.ru за запрещенную онлайн-торговлю лекарствами профильный ритейл сам начал осваивать этот канал. Так, доставку лекарств на дом запустила «Самсон-фарма», которая может быть связана с третьим игроком на рынке — ГК «Эркафарм». За два года онлайн-сегмент может занять 25% всех продаж лекарств в стране.

Аптечная сеть «Самсон-фарма» запустила в Москве доставку лекарств на дом, говорится на сайте компании. По подсчетам источника “Ъ” на фармацевтическом рынке, в соответствующем разделе появилось 3,4 тыс. лекарств и БАДов. При оформлении заказа вечером 25 октября доставка была возможна только 28 октября. Но источник “Ъ” 24 октября заказал препарат от простуды и гриппа «Анвимакс», который в тот же день доставил курьер, предоставивший также накладную и чек (копии есть у “Ъ”). После запроса “Ъ” в «Самсон-фарму» 25 октября возможность доставки при оформлении заказа на сайте исчезла.

Несмотря на действующий в стране законодательный запрет на онлайн-торговлю лекарствами с доставкой на дом, в октябре 2018 года такой проект запустил интернет-магазин Ozon.ru. Это вызвало возмущение аптечных сетей, и через Союз профессиональных фармацевтических организаций (СПФО) они пожаловались в прокуратуру Москвы, требуя заблокировать сайт компании.

Но ведомство оснований для блокировки Ozon.ru не нашло. Отпуск лекарств осуществляется компанией в принадлежащем ей аптечном пункте на основании полученной лицензии, говорилось в ответе прокуратуры СПФО (см. “Ъ” от 22 января). Доставка же происходит на основании договора между клиентом и юридическим лицом, осуществляющим действия по ознакомлению с заказанным товаром, покупке и передаче от имени заказчика. Эту же схему использовала «Самсон-фарма». При оформлении доставки клиент заключает договор с «поверенным», который забирает заказ в аптеке сети и доставляет по указанному покупателем адресу, говорилось на сайте компании. В «Самсон-фарме» на вопросы “Ъ” не ответили.

 «Самсон-фарма» была основана в 1993 году Самсоном Согояном. Сейчас, по собственным данным, сеть включает в себя 65 точек. В 2018 году компания получила 6,7 млрд руб. выручки и 497,9 млн руб. чистого убытка (данные Kartoteka.ru). В июле 2018 года владельцем компании стал некий Александр Ларин. По данным источников “Ъ” на рынке, он представляет интересы ГК «Эркафарм», которая управляет около 1,2 тыс. аптек под брендами «Доктор Столетов», «Озерки» и др. По данным DSM Group, по итогам января—июня 2019 года группа была третьим аптечным ритейлером в России с долей 4,9% (30,2 млрд руб.). Гендиректором «Самсон-фармы» с марта 2018 года выступает Армине Даниелян, которая также занимает должность коммерческого директора в «Эркафарме».

Гендиректор DSM Group Сергей Шуляк напоминает, что в Москве уже давно работает несколько сервисов по доставке лекарств. Среди них, по данным “Ъ”, Eapteka.ru и Piluli.ru бывших акционеров сети А5 Романа и Антона Буздалиных. Кроме того, в прошлом году доставку осуществлял принадлежащий аптечной сети «Неофарм» сервис neoapteka.ru, который впоследствии прекратил работу. Гендиректор сети Евгений Нифантьев говорит, что запустит проект после легализации дистанционной торговли. В Санкт-Петербурге лекарства доставляет и входящая в «Эркафарм» сеть «Озерки», следует из данных на ее сайте. В «Эркафарме» заверили, что продают в интернете исключительно нелекарственный ассортимент, а препараты доступны только при самовывозе.

По словам Сергея Шуляка, на онлайн-бронирование уже приходится до 5% от общих продаж сетей и именно самовывоз будет наиболее популярным способом интернет-продаж. Аптеки сейчас расположены практически в каждом жилом доме, потребителю проще заказать препарат на сайте и самостоятельно забрать его, чем ждать курьера, поясняет он. Господин Шуляк ожидает, что примерно через два года на долю интернета в продажах аптечных сетей будет приходиться около 25% от общего объема продаж.

 

 

 


 

Она предполагает полное или частичное возмещение стоимости лекарств государством.

Минздрав России рассчитывает в течение двух-трех лет перейти от системы льготного лекарственного обеспечения к формату лекарственного страхования - или полного, или частичного возмещения стоимости лекарств государством. Об этом сообщила в понедельник министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова в интервью радио "Комсомольская правда".

"Мы в прошлом году подняли вопрос о необходимости трансформации системы амбулаторного лекарственного обеспечения и перехода на государственную систему возмещения стоимости лекарств, которая существует во всех странах с развитыми системами здравоохранения, оно может называться еще лекарственным страхованием, то есть уходить от льготного обеспечения по очень ограниченным категориям граждан фактически к тотальному обеспечению. Мы надеемся, что в течение двух-трех лет мы на эту систему перейдем", - сказала министр.

Ранее Скворцова сообщила, что главным условием для полноценного перехода на формат лекарственного страхования в стране является введение во всех регионах РФ цифровых систем по отслеживанию наличия препаратов в аптеках и медучреждениях, а также системы электронных рецептов. По словам министра, такой формат поможет существенно увеличить долю людей, которые смогут получать скидки на лекарства от государства.

 

 

Источник: ТАСС

E-mail: fa@farmass.spb.ru

Телефон: (812) 272-46-54, (812) 272-68-19, моб.тел.: 8-9030941612

Наш адрес:
СПб., Манежный пер., д. 15-17,
метро «Чернышевская»

Фармакологическая ассоциация
Фармакологическая ассоциация