Новость о грядущих изменениях в фармретейле всколыхнула весь рынок объемом 1,25 трлн руб.

Валентина Бучнева, глава бизнес-подразделения «Евразия» АО «Босналек», — о том, как законопроект повлияет на отрасль и потребителей.


Российские законодатели с новой силой взялись за регуляцию фармретейла — из-под их пера вышел законопроект, который повлияет на всю отрасль. Подготовкой предложений занималась рабочая группа, в которую вошли представители всех думских фракций, Минздрава и Минпромторга, а вот участие игроков рынка было минимальным. Разберемся с каждой инициативой, включенной в законопроект по отдельности.

Борьба с монополией

Депутаты предлагают ограничить доли аптечных сетей (до 10% в пределах субъекта РФ и 3% от всего рынка фармпрепаратов в России) и дистрибьюторов (до 15% на уровне субъекта и 5% от рынка).

Стоит ли это делать

Аргументация законотворцев во многом опирается на тот факт, что на фармрынке нет норм по ограничению монополии, как, например, в продуктовом ретейле. Между тем сама формулировка о необходимости «демонополизации» не соответствует конъюнктуре: отдельные крупные сети занимают на рынке не более 5–6%, все признаки здоровой конкуренции налицо, и ограничение долей игроков может только ее ослабить.

По данным DSM Group, в 2018 году самый большой объем выручки в рознице пришелся на четырех игроков:

5,6% — «Ригла»;
5,3% — ГК «Эркафарм»;
4,1% — аптечная сеть «36,6»;
4% — «Имплозия».

Остальные 80% рынка делят между собой сотни других субъектов. Границу в 5% среди дистрибьюторов преодолели: «Протек» — 16%, «Катрен» — 15,5%, «Пульс» — 14,6%, «Фармкомплект» — 5,7%.

Вместе с тем в отдельно взятом регионе концентрация точек одной фармсети может превышать 20%. В этом случае действительно требуется вмешательство государства.

Борьба с ростом аптечных сетей

Депутаты предлагают ограничить маркетинговые сборы с производителей (аптечные сети рекомендуют покупателям препараты от производителей, с которыми у них заключены маркетинговые договоры. — «РБК Pro»).

Стоит ли это делать

На наш взгляд — фармпроизводителей, этот пункт законопроекта выглядит достаточно обоснованным. Маркетинговые сборы с производителей составляют значительную часть маржи аптек и способствуют их неоправданному росту.

Влияние на концентрацию аптек

Депутаты предлагают обязать фармацевтические сети открывать точки в коммерчески непривлекательных населенных пунктах в рамках социальной ответственности бизнеса.

Стоит ли это делать

Законодатели хотят избавиться от перекоса, когда в крупных городах в одном здании могут располагаться точки трех-четырех фармсетей (кстати, возвращаясь к вопросу о демонополизации, это тоже ярко демонстрирует конкурентность рынка), а в небольших населенных пунктах — ни одной. Законодатели собираются изучить зарубежный опыт. Для расчета необходимой концентрации аптек в том или ином населенном пункте предлагается, к примеру, исходить из плотности населения.

По данным аналитиков Alpha Research and Marketing (AlphaRM), в 2018 году в России насчитывалось более 65,6 тыс. аптек. На одного россиянина приходилось в пять раз больше аптек, чем на жителя Германии. Чтобы продавать лекарства в розницу в Берлине или Мюнхене, нужно получить лицензию и выбить квоту. Число квот в пределах одного района ограниченно.

В России этот вопрос пока никак не регулируется, поэтому аптек так много и они сконцентрированы исключительно в местах с высокой проходимостью. В этой части законодатели правы — вопрос требует регулирования. Однако полностью скопировать опыт Европы не получится: Россия не так компактна, и плотность населения здесь не столь равномерна. В частности, в деревнях и отдаленных малых городах аптек не хватает. Отсюда «территориальная лекарственная недоступность», отмеченная в законопроекте.

Бизнесу невыгодно открывать точки в отдаленных уголках с малой плотностью населения и низким трафиком. В последние годы на рынке и так высока конкуренция. По данным отраслевого журнала Vademecum, 80% аптек в стране входят в сети, остальные 20% приходятся на долю одиночных аптек, объединенных в ассоциации.

Аптека — это, по сути, магазин, нацеленный на рост продаж и прибыль, а работать выгоднее с более дорогими препаратами. Где взять покупателя, который удовлетворяет этим требованиям, в глубинке? Участники фармрынка в целом одобряют применение подобного зарубежного опыта, но с поправкой на российские реалии. Например, можно ввести специальные механизмы поддержки бизнеса в нерентабельных местах (подобно тому, как поощряется производство на селе). Альтернативный путь — государственные аптеки в местах с низкой плотностью населения.


Борьба с обманом населения

Депутаты предлагают ограничить использование в аптечных сетях «собственной торговой марки».

Стоит ли это делать

По нашему мнению, однозначно да — мера логичная и своевременная. Одна из «болезней» индустрии — это производство фармретейлерами БАДов, которыми они заменяют на своих прилавках настоящие лекарства. Часто пищевые биодобавки, которые не обладают доказанной эффективностью и не лечат болезни, маскируются под популярные препараты. Невнимательные покупатели расплачиваются за это своим здоровьем.

Продвижение отечественных дженериков

Депутаты предлагают сформировать перечень лекарств российского производства по каждому международному непатентованному наименованию, наличие которого обязательно в любой аптеке. На каждый препарат иностранного производства должно приходиться не менее трех российских.

Стоит ли это делать

На первый взгляд, звучит логично, ведь в общественном сознании закрепилась мысль, что отечественное дешевле. Однако это не всегда так. Многие зарубежные дженерики (лекарственное средство, содержащее химическое вещество — активную фармацевтическую субстанцию, идентичную запатентованной компанией — первоначальным разработчиком лекарственного средства) успешно конкурируют с российскими как по цене, так и по качеству, поэтому выгода для конечного потребителя неочевидна.

Продажа лекарств в магазинах

Депутаты предлагают сформировать список безрецептурных лекарств, разрешенных для продажи в магазинах.

Стоит ли это делать

Инициатива активно обсуждается на протяжении двух лет. Теперь уже бывший вице-премьер Игорь Шувалов поручил Минздраву составить перечень медикаментов, которые можно было бы продавать в обычных супермаркетах, еще в 2014 году. В этом нововведении прежде всего заинтересован продуктовый ретейл. На безрецептурные препараты приходится более половины от общего количества упакованных лекарств и более трети в денежном эквиваленте. Речь о «куске пирога» в 355 млрд руб. (данные DSM Group).

Минздрав и фармпроизводители усомнились в целесообразности такого новшества из-за возможных негативных последствий. Продажа пусть и безрецептурных, но все же лекарств требует лицензии и консультации специалистов с фармацевтическим образованием. Даже БАДы далеко не так безопасны, как принято думать, а здесь речь идет о более серьезных препаратах, когда покупатель обязательно должен быть проинформирован о правилах приема и возможных последствиях. В 2018 году правительство отказалось от разработки законопроекта. Однако, похоже, что у подобных нововведений в России имеется мощное лобби — иначе как объяснить, что межфракционная рабочая группа вновь поднимает на повестку дня этот вопрос?

Законопроект со всеми его достоинствами и недостатками — это попытка государства провести масштабную трансформацию фармацевтического рынка. Это чрезвычайно сложная тема, требующая серьезной проработки и глубокого знания происходящих на нем процессов. Участники отрасли могли бы предложить законодателям соответствующую экспертизу. Только доскональное изучение вопроса со всех возможных углов зрения позволит добиться намеченного, а именно — повышения доступности и качества лекарств вместо череды банкротств и появления дефицита.



 

 

 

 

Источник: РБК (pro.rbc.ru)

E-mail: fa@farmass.spb.ru

Телефон: (812) 272-46-54, (812) 272-68-19, моб.тел.: 8-9030941612

Наш адрес:
СПб., Манежный пер., д. 15-17,
метро «Чернышевская»

Фармакологическая ассоциация
Фармакологическая ассоциация